Сохраняем прошлое — создаем будущее

Государственный музей истории
российской литературы имени В.И. Даля
(Государственный литературный музей)

Музейные
отделы

 

  1.  Главная
  2.  Новости
  3.  Подробнее о музейных событиях
  4.  Литературный ужин #3. Маяковский

Литературный ужин #3. Маяковский

25 Августа 2018 г.

Отдел: Дом И.С. Остроухова в Трубниках

22 августа в Доме И. С. Остроухова прошел Литературный ужин #3, пожалуй, самый романтичный вечер кулинарно-литературного цикла. Этот небольшой особняк в тихом старом московском переулочке еще век назад славился своим хлебосольством и элегантными застольями. В конце XIX — начале XX века, когда дом принадлежал коллекционеру Илье Семеновичу Остроухову, в нем располагался известный на всю Москву «Музей личного вкуса». В собрании Остроухова — картины Левитана и Серова, Врубеля и Репина, Матисса и Дега, Ренуара и Мане. На торжественных обедах в доме коллекционера бывали Федор Иванович Шаляпин, Валентин Иванович Серов, Иван Михайлович Москвин, а в 1911 году во время своего приезда в Москву гостил Анри Матисс. А в этот вечер зваными и долгожданными гостями особняка были те, кто пришел в сопровождении куратора посмотреть выставку «Владимир Маяковский. Там и у нас», проверить свои знания в литературной викторине и, конечно, насладиться ужином в виртуозном исполнении шеф-повара, заместителя главного редактора журнала «Гастроном» Марианны Орлинковой.

От легких закусок (грузинские закуски из баклажанов, сладкого перца, зелени и солений), накрытых на веранде музея — к питательной пище для ума. Куратор выставки Марина Краснова «Владимир Маяковский. Там и у нас» рассказала о путешествиях поэта, сделав особый акцент на «гастрономической составляющей»: какую кухню больше всего любил Маяковский, где предпочитал ужинать, в каких ресторанах был завсегдатаем и почему некоторые заграничные кулинарные изыски вызвали у него отвращение. Так, по воспоминаниям Лили Брик, в Берлине утром Маяковский пил кофе у себя, а ужинать ходил в самый дорогой ресторан города «Хорхер». Благодаря инфляции немецкой марки Маяковский и его спутники могли позволить себе жить на широкую ногу. Примеряя на себя непривычную (почти неприличную) роль буржуа, Маяковский любил заходить в дорогие рестораны и требовать у официанта два пива, поясняя: «Мне — и моему гению!». «Маяковский платил за всех, я стеснялась этого, мне казалось, что он похож на купца или мецената. В первый раз, когда мы пришли к Хорхеру и каждый заказал себе после обеда какой-нибудь десерт, Маяковский произнес: „Их фюнф порцьон мелоне и фюнф порцьон компот. Их бин эйн руссишер дихтер, бекант им руссишем ланд, мне меньше нельзя“», — в своих воспоминаниях писала Лиля Юрьевна Брик. Из Парижа ближайший друг Маяковского Александр Родченко, с которым они вместе оказываются во французской столице, пишет: «Не люблю я этих сыров „бри“ и „рокфор“, а от устриц, которые жрут другие, меня тошнит». Маяковский же в восторге от высокой кухни, тем не менее, эпатирует местную публику, заказывая в самом дорогом парижском ресторане шесть чайников липового чая. С меньшим аппетитом Маяковский описывает свои гастрономические опыты во время путешествия на пароходе «Espagne» в Америку: «К ужину давали незнакомые мне еды — зеленый кокосовый орех с намазывающейся маслом сердцевиной и фрукт манго — шарж на банан, с большой волосатой косточкой».

Кажется, что знание о том, какие щи или компот предпочитал поэт, не добавляет никакого знания о его творчестве. Но перед участниками литературного ужина Владимир Маяковский предстал человеком остроумным, щедрым и наблюдательным, открытым миру и новым впечатлениям, любившим вкусную еду, красивых женщин и «обожавшим всяческую жизнь». А это, несомненно, добавляет красок и оттенков хрестоматийным строчкам, известным нам со школьных лет.

Посмотрев выставку и приняв участие в литературной викторине, подготовленной сотрудниками музея, гости переместились на веранду, где их ждали накрытые столы. В честь малой родины поэта ужин был с легким грузинским акцентом: закуски из баклажанов, деревенский салат с имеретинским сыром и ореховым соусом, чахохбили, горячее лобио из красной фасоли. И, конечно, десерт (как известно, Маяковских обожал сладкое) — мусс из мацони с медом, орехами и виноградным киселем.

Юлия Глотова

Фото: © Иван Бевз

Возврат к списку