+
Сохраняем прошлое — создаем будущее

Государственный музей истории
российской литературы имени В.И. Даля
(Государственный литературный музей)

Музейные
отделы

 

  1.  Главная
  2.  Новости
  3.  ГМИРЛИ и другие
  4.  Литературный архив как место второго рождения автора

Литературный архив как место второго рождения автора

3 июля 2015 г.

Ульрих Раульфф о литературе и культуре чтения в научной и экспозиционной практике Немецкого литературного архива в Марбахе.

 

2 июля в Доме-музее А.И. Герцена состоялась встреча с профессором Ульрихом Раульффом, директором Немецкого литературного архива в Марбахе и Немецкого общества Шиллера.

Гостей приветствовал ведущий вечера – директор ГЛМ Д.П. Бак, рассказавший о начале сотрудничества Государственного литературного музея и Немецкого литературного архива в Марбахе. Национальный музей им. Шиллера, Немецкий литературный архив и Музей современной литературы образуют структуру, сходную с Государственным литературным музеем. Проблематика научных изысканий музейных специалистов из обеих стран имеет много общего.


В 2014 году в рамках фестиваля ГЛМ «Литературные сезоны» была проведена общая научная программа, руководитель департамента литературных музеев и памятных мест земли Баден-Вюртемберг Томас Шмидт прочел лекцию. Большим событием стала выставка, рассказывающая о поездке Чехова на Сахалин, открытая осенью 2014 года в Марбахе. Была издана монография, посвященная выставке, – «Ferne Spuren».

Планы дальнейшего сотрудничества двух сокровищниц истории литературы масштабны и рассчитаны на длительное время. Осенью нынешнего года пройдет Международной форум литературных музеев, а в будущие годы будет реализован научно-экспозиционный проект, посвященный путешествию Рильке в Россию. В его подготовке будет участвовать также третья сторона – Центр Пауля Клее в Берне (Швейцария).

Еще одна точка соприкосновения – интерес к культуре, истории, антропологии чтения. Одна из работ Ульриха Раульффа, занимающегося также публицистикой и журналистикой, посвящена истории чтения в Германии в 70-е годы, что прямо коррелирует с темой главной выставки ГЛМ в этом году – «Россия читающая».


Профессор У. Раульфф сказал еще несколько слов о теплых отношениях, возникших между музеями, и перешел к докладу, по своей образности и выразительности – скорее эссе, темой которого стали размышления о связи литературы и архива.

В истории литературы феномен автора выходит за пределы земной жизни и смерти писателя. Автор находится как будто по ту сторону, сам переносит себя в свое небытие и ведет воображаемый диалог с будущими поколениями. Так он дает будущим поколениям кредит доверия, отнимая его у своих современников. В автобиографической книге «Ecce Homo» Ницше пишет: «Я и сам еще не своевременен, иные люди рождаются посмертно».

Конечно, автор рассчитывает на будущее. Как не верить в желание автора быть изученным потомками? Если же автор не доверяет и им, его архив отправляется в камин. Как известно, близкий друг и издатель Кафки Макс Брод не выполнил последнюю волю писателя – не сжег его рукописей. У историка Эрнста Канторовича, завещавшего сжечь архив, не было своего Макса Брода. Иногда так распоряжается судьба – наследие писателя гибнет: портфель Вальтера Беньямина пропал во время его побега из Германии, у Георга Зиммеля чемодан украли в трамвае.


Случается, что посмертный обзор собственного творчества художник делает при жизни сам. В 1823 году Гете первым из немецких писателей архивирует собственные труды. На этом примере можно проследить изменение отношения к архиву: если Шиллер уничтожал и дарил рукописи и черновики, то Гете упорядочивал свое наследие. Другой пример работы с собственным архивом – Виктор Гюго, державший свои рукописи в сейфах в то время, когда с ними не было принято бережно обращаться, переплетавший их (дорого, но скромно, чтобы сохранить репутацию «друга простого народа»). Он конструировал свой облик в глазах будущих читателей, систематически уничтожая наброски, дабы его произведения казались написанными набело.

Махинации и происки будущих поколений предвидел Дильтей, в своей лекции об архивах говоривший о том, как семьи вымирают, как потомки избавляются от макулатуры, как вода и огонь, пыль и мыши довершают дело. Компактность и плотность понятия «наследие» – фикция; наследие хрупко, оно проходит через многочисленные руки учеников, вдов, хранителей. Жена Эрнста Юнгера была архивариусом архива в Марбахе. Но даже его архив, казалось бы, максимально упорядоченный и организованный, вызывает вопрос: а чего в нем больше нет? Что не сохранилось, было уничтожено, пропало? Ясность мнима, лжива, в действительности писательское наследие имеет зыбкие очертания и едва ли может быть доступно в своей полноте.


Долгое время литературное наследие изучалось только post mortem. Смерть по-прежнему выступает оправой, объективирующей формой. Смерть автора – начало его нового бытия. Иногда оно может быть бесконечным, и это не только академическая жизнь, но и творческая: творчество писателя дает импульс новым рассказам, фильмам, снам.

Сам архив по своей природе не может даровать автору посмертное бытие, но может спасти его память, вставить в контекст других фондов и понять его в этом контексте: лучшее место для наследия писателя – архив, где много других фондов. Литературный архив не гомогенен, это сумма отдельных фондов, и порядок в нем может быть только в нумерации.

Рядом с каждым сколько-нибудь полным собранием, со спасенными рукописями и документами зияют дыры, оставленные войнами и изгнаниями XX века. Никто более не удивляется, что архив, этот «дом призраков», стал центром современной литературы. Катастрофы XX века дали памяти новую экзистенциальную и политическую ценность, во плоти явленную в архивах и музеях. Архив стал эмблемой века катастроф.

Современный писатель стоит одной ногой в архиве; при этом его занимает не прошлое, а настоящее и будущее. Он ищет здесь источник вдохновения, импульс к творчеству. Архив – уникальный организм, становящийся партнером или противником, живое существо. Он порождает атмосферу продуктивного беспокойства. Но и сам архив живет благодаря исследователям и для них. Архиву нужно задавать правильные вопросы.


Вечер продолжился дискуссией, в ходе которой были заданы вопросы о выставочной деятельности архива; об основаниях для приема в архив рукописей писателя при его жизни; о критериях отбора вещей для архива, разнородного по своему составу; об оцифровке архивов – иногда необходимой, а иногда бессмысленной; об архиве, где хранятся фонды многих писателей, как об «электростанции», порождающей творческую энергию…

Д.П. Бак подчеркнул значимость в разговоре об архиве писателя : der Nachlass – ‘наследие’ и образованное в пару к нему der Vorlass – ‘предследие’, т.е. возврат от законченного образа писателя, образа «классика» к прижизненному, зыбкому – назад к противоречиям. Формирование литературной репутации писателя предшествует музейной практике. Какой образ автора реконструирует та или иная выставка? Важно именно это, а не стул, стол или ручка, которой пользовался писатель.

 

Маргарита Здорик

 

Возврат к списку



Правила посещения музея

Посещение музея возможно только при предъявлении QR-кода и документа, удостоверяющего личность. При входе на территорию музея необходимо использовать маски, а также соблюдать социальную дистанцию. Подробнее тут

Перейти по ссылке для покупки билета.

Временное закрытие Московского дома Достоевского

Уважаемые друзья!
Отдел ГМИРЛИ им. В. И. Даля «'Московский дом Достоевского» по техническим причинам будет временно закрыт для посещения 7 февраля 2023 года. Приносим свои извинения за временные неудобства!