Сохраняем прошлое — создаем будущее

Государственный музей истории
российской литературы имени В.И. Даля
(Государственный литературный музей)

Музейные
отделы

 

  1.  Главная
  2.  Новости
  3.  Подробнее о музейных событиях
  4.  Революция в детской литературе

Революция в детской литературе

27 апреля в рамках спецпроекта к выставке «Двенадцать. Русские писатели как зеркало революции 1917 года» в Трубниках прошел круглый стол «Революция в детской литературе». О русскоязычных и иностранных книжных бунтах говорили главный библиограф отдела рекомендательной библиографии РГДБ Кирилл Захаров, писатель Шамиль Идиатуллин, преподаватель школы-интерната «Интеллектуал», писатель Ирина Лукьянова, литературный критик Ксения Молдавская, руководитель отдела детской литературы ВГБИЛ, критик и переводчик Ольга Мяэотс и модератор встречи, преподаватель ИФИ РГГУ, Татьяна Соловьева.

Конфликт отцов и детей, борьба с несправедливостью, бунт — распространенные для детской и особенно подростковой литературы темы, восходящие к традициям романтизма в искусстве. Однако для России тема восстания и революции неразрывно связана с событиями 1917 года, а значит, требует от ребенка еще и осмысления, оценки истории собственной страны. «Отправной точкой для детской литературы стоит назвать статью Леонарда Пирагиса „Забытое оружие“, вышедшую в газете „Правда“ в 1918 году», — отметила в своем вступительном слове Татьяна Соловьева. Статья ставила перед писателями задачи и обозначала методы их решения: воспитать новое поколение детей — советских граждан, лишить классового врага возможности растить послушных рабов Царя и Церкви.

Свободные от советской доктрины писатели нашего времени обсуждают ГУЛАГ, Вторую мировую войну, Холокост и сталинские репрессии, однако к теме революции возврата не происходит. С вопросами, почему даже в юбилейный год появляется лишь несколько безоценочных по своему жанру нон-фикшн книг, но нет никаких попыток художественного осмысления событий, и нужно ли вообще писать такие книги, Татьяна Соловьева обратилась к участникам круглого стола.

«Мы можем написать книгу о Февральской и Октябрьской революциях сегодня, но кто её будет читать — неизвестно. Если она будет написана, то она будет написана на экспорт. Отечественному читателю это вряд ли будет интересно», — предположил Шамиль Идиатуллин, объяснив такое положение вещей отсутствием внятных оценок событий столетней давности. По мнению Шамиля Идиатуллина, «детская советская революционная литература эволюционировала и с определенного времени из революционной превратилась в контрреволюционную». Если в 20-е годы жили в ожидании Мировой революции, то к 1927 году весь мир уже не обязательно должен был стать социалистическим. Для детской литературы эти перемены, по мнению писателя, пошли на пользу: изобретены новые увлекательные жанры и приемы, а на смену идее экспансии приходит «мирная риторика» (важно не преумножить, но сохранить завоеванное отцами). Помимо увлекательности, познавательности, по мнению Ирины Лукьяновой, в книгах о революции детей привлекало четкое разделение на «плохих» и «хороших». «Идеалы революции совпадали с естественным стремлением ребенка к добру и справедливости, — заметила Ирина Лукьянова. — Но сегодня мы знаем и можем говорить о том, к каким кровавым кошмарам приводят заветные мечты. И вопрос в том, как донести это до ребенка». По мнению Ирины Лукьяновой, идеальная книга, рассказывающая о революции в России, не должна давать категорических оценок, но — рассказать ребенку о том, что «время ставит перед человеком необходимость выбирать, когда выбор этот сделать невозможно, что каждый одновременно может быть героем, злодеем и жертвой». Все участники круглого стола согласились с тем, что примером такого произведения, но для взрослого читателя, стала книга Леонида Юзефовича «Зимняя дорога», заслуженно получившая высокую оценку читателей и литературных критиков. Разговор о революции, по мнению Ольги Мяэотс, это важный разговор о выборе между добром и злом, который родители не должны откладывать. И одним из способов показать эпоху во всем ее противоречии может стать литературно рассказанная личная, семейная история. «Важно понимать, что большая история происходит не помимо нас, но складывается из маленьких семейных историй», — согласилась с Ольгой Мяэотс Татьяна Соловьева.

События октября 1917 года изменили страну, разрушили все существовавшие устои и, конечно, не могли не повлиять на литературу. По мнению Ксении Молдавской, «главная революция в детской литературе заключалась в изменении тона, с которым автор общается со своим читателем: это уже не снисходительные дяди, а мальчишки, которые сами пытаются разобраться в происходящем вокруг». То, как писатели пытались превратить старое в новое, Кирилл Захаров показал на примере детских книг 1920-х годов. Очевиднее всего постепенная трансформация, по мнению Кирилла, не в темах и сюжетах, но в иллюстрациях. Наравне с писателями художники ищут новый язык, с помощью которого ребенку можно объяснить ценности нового мира. «Большинство текстов устарели и напоминают политические агитки, ситуации и сюжеты остались в той эпохе, а вот иллюстрации современны и авангардны даже сегодня», — отметил Кирилл Захаров.

«Несмотря на то, что тема революции в художественном осмыслении еще провисает из-за идеологической нагрузки, которая лежала на ней в течение всего ХХ века, мы еще недостаточно сами от нее освободились, — завершила вечер Татьяна Соловьева, — во взрослой литературе эта тема возникает все чаще, и связано это не с юбилейными датами, а с тем, что действительно пришло время осмыслить этот период нашей истории».

Юлия Глотова

Фото: © Иван Бевз

Возврат к списку