Сохраняем прошлое — создаем будущее

Государственный музей истории
российской литературы имени В.И. Даля
(Государственный литературный музей)

Музейные
отделы

 

  1.  Главная
  2.  Новости
  3.  На площадках ГЛМ
  4.  Моника Спивак — о встречах Андрея Белого и Марины Цветаевой

Моника Спивак — о встречах Андрея Белого и Марины Цветаевой

7 ноября в Доме И. С. Остроухова прошла лекция заведующей Мемориальной квартирой Андрея Белого Моники Спивак «Андрей Белый и Марина Цветаева». Эта встреча состоялась в рамках программы выставки «Душа, незнающая меры. К 125-летию Марины Цветаевой». Провела ее куратор выставки, писатель Наталья Громова.

На встрече Моника Спивак рассказала собравшимся о судьбе поэтов, их встречах и стихах, посвященных друг другу. Особое внимание в своей лекции Моника Спивак уделила очерку Цветаевой «Пленный дух» написанному после известия о смерти Андрея Белого (Андрея Бугаева). В этой работе можно найти множество деталей из жизни Марины Ивановны, ее встреч в эмиграции с Белым и другими изгнанными с родины поэтами Серебряного века. Белый встречался с Цветаевой всего несколько раз в Берлине в 1922 году и после одной из таких встреч написал ей письмо, которое Марина Ивановна приводит в «Пленном духе»: «Глубокоуважаемая Марина Ивановна. Позвольте мне высказать глубокое восхищение перед [„Перед“ вставлено потом (примеч. М. Цветаевой).] совершенно крылатой мелодией Вашей книги „Разлука“. Я весь вечер читаю — почти вслух; и — почти распеваю. Давно я не имел такого эстетического наслаждения. А в отношении к мелодике стиха, столь нужной после расхлябанности Москвичей и мертвенности Акмеистов, ваша книга первая (это — безусловно). Пишу — и спрашиваю себя, не переоцениваю ли я свое впечатление? Не приснилась ли мне Мелодия? И — нет, нет; я с большой скукой развертываю все новые книги стихов. Со скукой развернул и сегодня „Разлуку“. И вот — весь вечер под властью чар ее. Простите за неподдельное выражение моего восхищения и примите уверения в совершенном уважении и преданности. Борис Бугаев».
Позже Андрей Белый в разговоре с Цветаевой так охарактеризовал ее стихи и собственное отношение к поэзии: «Вы знаете, что ваша книга „Разлука“ изумительна, что у меня от нее физическое сердцебиение. Вы знаете, что это не книга, а песня: голос, самый чистый из всех, которые я когда-либо слышал. Голос самой тоски. Ведь — никакого искусства, и рифмы в конце концов бедные… Руки — разлуки — кто не рифмовал? Ведь каждый… ублюдок лучше срифмует… Но разве дело в этом? Как же я мог до сих пор вас не знать? Ибо я должен вам признаться, что я до сих пор, до той ночи, не читал ни одной вашей строки. Скучно — читать. Ведь веры нет в стихи. Изолгались стихи. Стихи изолгались или поэты? Когда стали их писать без нужды, они сказали нет. Когда стали их писать, составлять, они уклонились. Я никогда не читаю стихов. И никогда их уже не пишу. Раз в три года — разве это поэт? Стихи должны быть единственной возможностью выражения и постоянной насущной потребностью, человек должен быть на стихи обречен, как волк на вой. Тогда — поэт. А вы, вы — птица! Вы поете! Вы во мне каждой строкой поете, я пою вас дальше, вы во мне поете дальше, я вас остановить в себе не могу. С этого уже два дня прошло… Думал — разделаюсь письмом, статьей — нет! И боюсь (хотя не надо этого бояться), что теперь скоро сам».

Много внимания было уделено сестрам Тургеневым (Наталье, Анне (Асе), Татьяне). Как рассказала Моника Спивак, по возвращении в Россию в апреле 1909 года Белый сблизился с Анной Тургеневой («Асей», 1890–1966). В декабре 1910 она сопровождала писателя в путешествии по Северной Африке и Ближнему Востоку. Церемония бракосочетания состоялась в Берне 23 марта 1914 года. В 1921 году, когда Андрей Белый вернулся к ней в Германию после пяти лет пребывания в России, Анна Алексеевна предложила ему разойтись навсегда. Она осталась жить в Дорнахе (Германия), посвятив себя служению делу философа Рудольфа Штейнера. Её называли «антропософской монахиней». Ася очень хорошо рисовала и сумела выработать особый стиль иллюстраций, которыми пополняла антропософские издания. Обратила внимание лектора на её «Воспоминания об Андрее Белом», «Воспоминания о Рудольфе Штейнере и строительстве первого Гётеанума». Эти книги содержат интересные подробности знакомства Белого и Анны с антропософией, Рудольфом Штейнером и многими талантливыми людьми Серебряного века. В октябре 1923 года Белый вернулся в Москву, Ася для него навсегда осталась в прошлом. Но в его жизни появилась женщина, которой суждено было провести с ним последние годы. Клавдия Николаевна Васильева (урожд. Алексеева; 1886–1970) стала последней подругой Белого. Тихая, заботливая Клодя, как называл её писатель, 18 июля 1931 года стала супругой Белого…

Константин Чупринин

Возврат к списку