+
Сохраняем прошлое — создаем будущее

Государственный музей истории
российской литературы имени В.И. Даля
(Государственный литературный музей)

Музейные
отделы

 

  1.  Главная
  2.  Новости
  3.  ГМИРЛИ и другие
  4.  Мемориальный музей: между прошлым и будущим

Мемориальный музей: между прошлым и будущим

26 мая 2020 г.

Онлайн-дискуссия о современном мемориальном музее

25 мая 2020 при участии ГМИРЛИ имени В. И. Даля состоялась онлайн-встреча представителей пяти российских музеев из разных городов, организованная Музеем истории Дальнего Востока имени В. К. Арсеньева в партнерстве с медиахолдингом «PrimaMedia» (Владивосток). Дискуссия была посвящена обсуждению понятия «мемориальности» и проблемам мемориальных музеев в России.

В российской и в мировой практике уже более столетия существуют мемориальные музеи, главная задача которых — сохранить памятное место, связанное с жизнью и творчеством какого-либо известного человека или каким-либо важным историческим событием. Такие музеи активно создавались в нашей стране (в особенности после революции 1917 года) и продолжают создаваться сегодня. 

К участию в дискуссии были приглашены Татьяна Гафар, Татьяна Вострикова, Эрнест Орлов, Гульзада Руденко, Виктор Шалай и Анна Щербакова — профессионалы музейного дела.

В начале эфира модератор дискуссии — Анна Щербакова, куратор специальных проектов Музея истории Дальнего Востока имени В. К. Арсеньева, — задала спикерам вопрос: что из себя представляет мемориальный музей в современной реальности и что вкладывают в понятие «мемориальность» участники встречи? Татьяна Гафар, руководитель службы малых музеев Государственной Третьяковской галереи, отвечая на вопрос, отметила, что сегодня сам спектр героев мемориальных музеев значительно шире, чем прежде, в него попадают персоналии, важные для самоопределения региона, города или села. Эрнест Орлов, заместитель директора ГМИРЛИ по научной работе, говорил, что «мемориальность» — достаточно широкое понятие, связанное с увековечиванием памяти о личности или событии, но в музейной практике уже много десятилетий понятие «мемориальность» стало синонимичным по отношению к «подлинности» и «аутентичности», и в доказательство привел определение мемориального музея из сборника «Что такое литературно-мемориальный музей», изданного Гослитмузеем в 1981 году. При этом Э. Д. Орлов особо подчеркнул, что аутентичность мемориального пространства — это миф, мы всегда имеем дело с реконструкцией, которую осуществляет экспозиционер или сотрудник музея, рассказывающий о событиях в этом пространстве.

Эту идею продолжила Татьяна Вострикова, директор Пермского краеведческого музея, которая заметила, что мемориальное пространство можно восстановить или реконструировать, но оно уже будет иметь другой смысловой ракурс рассмотрения. Она также подчеркнула, что дом, окружающий его ландшафт, открывающийся вид также являются важной частью мемориальности, которая может влиять на творчество меморируемого человека и на понимание его творчества современными посетителями музеев.

Директор Елабужского государственного историко-архитектурного и художественного музея-заповедника Гульзада Руденко говорила о том, что музеи как места памяти тесно связаны с пространством, историческим контекстом и предметами, а директор Музея истории Дальнего Востока имени В. К. Арсеньева Виктор Шалай добавил, что мемориальный музей — это восстановленное с помощью видов, предметов пространство и время, видоизмененное нашим восприятием прошлого и современности.

Вторым вопросом, обсуждаемым на встрече, был вопрос об альтернативных способах увековечить память о героях и их жизнях, помимо создания мемориальных музеев. Не стоит ли вообще перестать создавать музеи такого типа? Эрнест Орлов ответил, что музей — это, прежде всего, коллекция, о чем часто забывают те, кто ратуют за создание музеев в сохранившихся домах, не зная иной формы рассказа об известной личности. Если стоит задача сохранения дома, то в нем может быть создан и культурный центр, и выставочный зал, может быть, с небольшой экспозицией, посвященной творчеству меморируемого человека. Важно и то, что мы — музейное сообщество — сформировали у посетителей и коллег стереотип о мемориальном музее как бытовой экспозиции, которая чаще всего не может рассказать о творчестве того или иного деятеля, об истоках этого творчества. И, конечно, для этого рассказа нужны новые формы…

Татьяна Гафар согласилась с мнением коллеги, но при этом добавила, что экспозиция музея должна быть сосредоточена не только на представлении творческого процесса, так как посетителей чаще всего интересуют бытовые аспекты жизни знаменитого человека. Татьяна Вострикова отметила, что музей не является обязательной формой сохранения памяти о писателе, поскольку посетителей интересуют, прежде всего, его творчество и личность. В качестве примера она привела филиал музея Пастернака в Перми, где он жил и часть образов которого попала в его знаменитый роман «Доктор Живаго». Гульзада Руденко согласилась, что посещение музея позволяет людям приблизиться к личности писателя и начать ему сопереживать, и интегрирация персональной истории в экспозиции музея очень важна.

Виктор Шалай рассказал, что на Дальнем Востоке относительно мало мемориальных музеев, хотя у родственников именитых деятелей нередко возникало намерение сделать частный мемориальный музей, что в будущем может привести к расцвету мемориальных музеев Дальнего Востока. Завершая обсуждение, он отметил, что мемориальным пространствам стоит избегать статики и сосредоточиться на создании в своих стенах атмосферы, интересной посетителю.

Чуть более чем за час дискуссии, конечно, не удалось обсудить в полной мере весь круг обозначенных вопросов, связанных с проблемами мемориального музея сегодня, поэтому организаторы прямого эфира предложили продолжить этот разговор оффлайн, как только это станет возможно, на площадке одного из музеев-участников.

Марина Татарникова

Полностью запись дискуссии доступна на канале «PrimaMedia» в Youtube.

Возврат к списку