Сохраняем прошлое — создаем будущее

Государственный музей истории
российской литературы имени В.И. Даля
(Государственный литературный музей)

Музейные
отделы

 

  1.  Главная
  2.  Новости
  3.  На площадках ГЛМ
  4.  Лекция Юрия Орлицкого о творчестве Генриха Сапгира

Лекция Юрия Орлицкого о творчестве Генриха Сапгира

26 июня 2019 года в рамках программы к выставке «Жар-птица. Второе издание» в Доме И. С. Остроухова прошла лекция Юрия Орлицкого, филолога, исследователя творчества Генриха Сапгира. Слушателей приветствовала заведующая отделом ГМИРЛИ имени В. И. Даля «Дом И. С. Остроухова» Марина Краснова.

Сапгир — один из важнейших поэтов второй половины XX века наряду с Иосифом Бродским, Всеволодом Некрасовым, Игорем Холиным. Он мыслил не отдельными стихотворениями, а книгами: когда возникала мысль, он садился и за несколько дней создавал поэтическую книгу, а потом в течение года мог заниматься только стихами для детей. «Для каждой своей новой книги он создавал новый художественный язык. Особенности его поэтики можно увидеть в любой из них», — отметил Орлицкий. В советскую эпоху «взрослые» стихи Сапгира существовали вне пространства подцензурной литературы, он читал их только небольшому кругу проверенных друзей, в том числе художникам-лианозовцам. В большей же степени тогда поэт посвятил себя детской литературе, писал песни и сценарии для мультфильмов.

По словам Орлицкого, Генрих Сапгир совершил революцию в стихосложении. Вот одно из самых известных его стихотворений «Голоса»: «Вот там убили человека / Вот там убили человека / Вот там убили человека / Внизу — убили человека». Оно строится на словесных повторах и музыкальности. Его надо читать вслух или даже исполнять под музыку: мы как бы слышим голоса прохожих, увидевших убитого человека. Стихи советских поэтов, работавших в официальном поле, написаны совсем в другой манере. Стихи Сапгира изобилуют словотворческими экспериментами («Путители приехали в Колдоб», «Лысяк, грустняк и белоклочковатый» из книги «Терцихи Генриха Буфарева»). В других стихах он «недоговаривал». Если читатель вставит пропущенные части слов, то увидит пример любовной лирики: «сон моей ду / дети в саду / теяли игр / вочку настиг / леблемый свет / шуном налет/ прыг и повал / взгля — наповал» (из книги «Дети в саду»). Многие стихи Сапгира состоят из одного или двух слов, звуков, набора символов, а то и вовсе только из многоточия и авторского прозаического комментария. Несколько стихотворных циклов Сапгира — стилизации: подражание сонетам Шекспира и Петрарки, «этюды в манере Огарева и Полонского».

Сложно складывается и судьба изданий Генриха Сапгира. Детские стихи по-прежнему выходят большими тиражами, а вот «взрослые» изданы далеко не все, и известны они более узкому кругу читателей. Вышел том в серии «Библиотека поэта», посвященный Сапгиру, двухтомное собрание сочинений и ряд других. Но даже в этих академических изданиях стихи Сапгира представлены не в составе книг (это, как было сказано, основополагающий принцип его поэтического мышления), а по отдельности, что не позволяет воспринять творчество поэта в соответствии с замыслом. Сапгир сам составил свое собрание сочинений в шести томах, но спонсора для этого издания нет. В данный момент наиболее полно произведения Сапгира представлены в книге «Генрих Сапгир. Складень» (издательство «Время», серия «Поэтическая библиотека», 2008).

Константин Чупринин

Фото: © Иван Бевз

Возврат к списку