Сохраняем прошлое — создаем будущее

Государственный литературный музей

Музейные
отделы

 

  1.  Главная
  2.  Новости
  3.  Подробнее о музейных событиях
  4.  Сладчайший яд Серебряного века

Сладчайший яд Серебряного века

3 Августа 2015 г.

Отдел: Музей Серебряного века

Мы в очередной раз пришли на выставку Государственного литературного музея «Россия читающая», которая проходит в выставочных залах в Государственного музея имени А.С. Пушкина на Пречистенке. Здесь на небольшом пространстве можно проследить практически всю историю чтения в нашей стране, узнать не только много интересных подробностей о литературных направлениях и полюбоваться на редкие издания, но и понять, что и как читали наши предшественники в разные эпохи. Об этом и о многом другом с заведующим отделом ГЛМ «Музей Серебряного века» Михаилом Шапошниковым побеседовала Александра Рэдулеску.

В чем, на Ваш взгляд, особенность выставки «Россия читающая»?

Михаил Шапошников: У нее очень хорошая концепция. Показать, как читал человек на протяжении многих веков в России – это идея совершенно новая, и поэтому выставка необычная и не скучная. Здесь, наконец, отошли от приевшегося примитивного исторического принципа, тут темы чтения пересекаются и перекликаются, но не идут подряд, как это бывает в учебнике. Тема журналов – одно, тема времени – другое. Последовательно рассказывается, что и как люди читали, именно это важно.

Как вы думаете, кому будет на выставке интереснее – профессионалу или неподготовленному посетителю?

Михаил Шапошников: Выставка по своей идее довольно непростая, профессионалу, здесь, конечно, интересно. Всё зависит от того, как подавать материал: если не обрушивать на гостей весь массив того, что мы можем этой выставкой сказать, то, конечно, она будет интересна очень разным категориям людей, как школьникам, так и взрослым людям. Есть целый зал, посвященный детской литературе, где будет весело детям, а в другом зале звучат голоса поэтов-шестидесятников. Люди, которые хорошо помнят оттепель и расцвет тогдашней свободы, несомненно, тоже будут заинтересованы. Вообще на этой выставке можно придумать совершенно разные маршруты экскурсий, и это приятно.

А Вам что кажется самым интересным?

Михаил Шапошников: Меня как специалиста больше всего привлекает Серебряный век. Здесь он представлен в разных направлениях: журналы, книги, фотографии, афиши, аудиозаписи голосов поэтов. Эта эпоха до сих пор полна тайн и мало изучена во многих сферах – например, тогдашней детской литературы. Вот на стенде обложки выходившего в 1910-е годы детского журнала «Светлячок».

А что печаталось в детских журналах? Стихи?

Михаил Шапошников: Не только стихи, еще рассказы, сказки, всякие поучительные советы: например, как вести себя за столом, как соблюдать чистоту. До революции присутствовал еще и религиозный элемент – здесь на обложке ангелочки, этот номер посвящен Рождеству. Был еще детский журнал «Тропинка», который на выставке не представлен. Его издавала писательница Наталья Манасеина, там же сотрудничала Поликсена Соловьева-Аллегро, сестра философа и поэта Владимира Соловьева. Она, помимо журнала, издавала книги для детей, ее с удовольствием читали во многих семьях, в том числе – в императорской. Детские книги были в ходу, и именно с эпохи Серебряного века пошла эта мода на детскую литературу, которая так развилась в советскую эпоху. В девятнадцатом веке они выходили от случая к случаю, а в Серебряном веке стали нормой.

А какие книги были популярны у взрослых читателей?

Михаил Шапошников: Сейчас мы не очень представляем себе, кого читали в то время. Сергея Городецкого или Михаила Кузьмина знали, например, только избранные, а вот книги Аполлона Коринфского – одноклассника Ленина – были очень популярны, хотя он гораздо менее талантливый поэт и сейчас неизвестен. Все читали Аверченко, очень любили Тэффи, здесь представлена обложка «Семи огней» – ее единственной книги стихов, она же писала преимущественно прозу. Тэффи обожал даже Николай II, как и большая часть страны, это известно. У нас здесь есть специальный стенд – «Культовые книги поколений». Из Серебряного века, например, представлен роман Арцыбашева «Санин». Он уже неизвестен, но на самом деле это – первый по-настоящему эротический роман в России. Им зачитывались года полтора-два, а потом тут же забыли, потому что, хотя в романе и была смелость темы и описаний, но Арцыбашев, к сожалению, не самый великий писатель своей эпохи. Еще среди культовых книг вы видите драмы Метерлинка, они до сих пор известны, «Синюю птицу» и вы, конечно, знаете. С приходом революции пришли и новые книги. «Цемент» Гладкова, который сейчас читается с ужасом, тогда воспринимали очень радостно. Внезапно героизировалась жизнь – появились Фурманов и Джек Лондон. Очень полюбился «Пол и характер» Вайнингера, был популярным роман известного террориста Бориса Савинкова «Конь бледный».

Значит, говоря о том, что читали, мы имеем в виду не только русскую литературу?

Михаил Шапошников: Конечно, нет. Вот здесь у нас есть пространство «Читающие герои». Возьмем, например, рассказ Бунина «Чистый понедельник». Он упоминает там тех зарубежных писателей, которых тогда массово читали – Гофмансталя, Шницлера, Пшибышевского. Вот здесь представлены их книги. Очень забавно, что рядом лежит «Повесть о Петре и Февронии Муромских». Ее соседство с Пшибышевским – автором «Детей Сатаны» – можно было бы принять за кощунство. Вы просто не читали Пшибышевского, и слава богу. А Гофмансталь – замечательный драматург, и Шницлера сейчас можно читать с большим удовольствием. Это все – квинтэссенция Серебряного века. Пшибышевский тоже, но это, так сказать, на любителя.

Вот этот шарж тоже выглядит как квинтэссенция.

Михаил Шапошников: Да, визуальный ряд для восприятия эпохи очень важен, здесь вы видите шарж художника Полякова, это копия, оригинал находится у нас в музее. На нем в несколько комичном виде нарисованы литераторы той эпохи в кафе «Привал Комедиантов». Литературно-поэтические кафе как явление – дитя именно Серебряного века. В центре – профиль Ахматовой, его трудно не узнать, рядом – Гумилев с одним из двух георгиевских крестов, которые он получил. Многие говорили о том, что лицо его было неуловимо, не так четко очерчено, и Гумилева часто не узнают. Вот здесь это хорошо видно. Мандельштам на эстраде читает стихи. Его слушают Бальмонт, Ходасевич, Кузьмин. Раскрыты еще не все, об этом ведутся споры. А имена тех, кто уже угадан, написаны вот здесь, внизу.

Удивительно, как широко на выставке показан процесс творчества и чтения.

Михаил Шапошников: Вы знаете, книги же воспитывают. Даже иногда страшно, потому что если в юности прочтешь что-то – от этого уже нельзя избавиться. Как Федор Сологуб писал про стихи Блока: «Это сладчайший яд». Если человек проникся ими, он уже отравлен навсегда. Вот и вы видите перед собой человека, навсегда отравленного Серебряным веком.

Возврат к списку