Сохраняем прошлое — создаем будущее

Государственный литературный музей

Музейные
отделы

 

  1.  Главная
  2.  Новости
  3.  ГЛМ и другие
  4.  Пресс-конференция «Отечественная литература после Революции 1917 года»

Пресс-конференция «Отечественная литература после Революции 1917 года»

5 Марта 2017 г.

27 февраля 2017 года в Международном мультимедийном пресс-центре МИА «Россия сегодня» состоялась пресс-конференция «Отечественная литература после Революции 1917 года в России». В ней участвовали директор Государственного литературного музея Дмитрий Петрович Бак, историк, писатель, журналист Игорь Леонидович Волгин, заместитель директора Государственного литературного музея по научной работе Эрнест Дмитриевич Орлов, заместитель генерального директора Российской государственной библиотеки по внешним связям и выставочной деятельности Наталья Юрьевна Самойленко. Темой обсуждения стали текущие проекты этого года, а также вопрос о русской литературе XX века.

Актуальные проекты Гослитмузея

Д. П. Бак рассказал об актуальных масштабных проектах Гослитмузея. В ближайшие недели завершается процесс ребрендинга, музей будет называться Государственным музеем истории российской литературы им. В. И. Даля. Словосочетание «история литературы» является ключевым: оно предполагает необходимость выстраивания иерархии, масштабирования исторического процесса. Избрание имени Владимира Даля объясняется простой риторикой: как Даль — не просто литератор, но также врач, этнограф, лингвист, друг Пушкина, так и музей вбирает в себя многое: вопросы истории литературы, чтения, технологий книгоиздания.

В этом году отмечается столетняя годовщина Революции, и необходимо пристально рассмотреть последствия тех событий в культурной жизни. Произошло два переписывания истории. Первое — в 1920-е гг., под ту модель, которая нам известна из теории общественно-экономических формаций. Образы писателей XIX века оказались модифицированы или перечеркнуты: Пушкин — вольнолюбивый лирик и атеист, но не религиозный мыслитель, Достоевский — сочувствующий бедным и униженным, но не православный философ. Почему появилась команда «Спартак», но не было команд «Юлий Цезарь» и «Цицерон»? Роли в истории несопоставимые, но Спартак — революционер, «свой», а Цезарь — император. Мы долго жили в этом пантеоне. Перестройка повлекла второе переписывание истории: на этот раз сбросили с пьедестала официальных советских писателей — Фадеева, Фурманова — и подчеркнули роли пострадавших от режима, непримиримых. Возможна ли объективная история русской литературы XX века? Наша задача — попытаться воссоздать ее. Этому была посвящена выставка «Квартирный вопрос», которая проходила в течение нескольких месяцев. Пластическими средствами, музейным языком она рассказывала о судьбах литераторов — как тех, кто имел возможность публиковаться официально (Луначарский, Твардовский, Симонов), так и тех, кто этой возможности был лишен, кто был бесприютен, писал в стол. Творческая судьба представлена через метафору обиталища, жилища. Цель — не противопоставить плохую партию хорошей литературе, а выявить направления схождения, воссоздать единую картину.

Приближается открытие нового здания музея на Зубовском бульваре, д. 15, где будет открыт музей истории литературы XX в. Его составят точечные экспозиции, посвященные отдельным персоналиям. Также в этом году планируется организационное открытие (еще не допуск посетителей), представление концепции Музея звучащей литературы, проект которого разрабатывается уже несколько лет. Наконец, будет создан национальный выставочный центр «Десять веков русской словесности» на Арбате, миссия которого — формирование адекватного, спокойного, примирительного, объективного взгляда на многовековую историю русской литературы.

Литература советской цивилизации

По замечанию И. Л. Волгина, русская литература советской эпохи — явление, принадлежащее особой советской цивилизации. М. А. Булгаков сказал однажды, что нельзя написать пасквиль на Октябрьскую революцию ввиду грандиозности события. Великая французская революция не сразу победила — была реставрация, Луи Филипп, имперский период, однако национальный флаг Франции — трехцветный, гимн — Марсельеза. Несмотря на революционные ужасы, кровь, гильотину, французы понимают, что это точка отсчета новой истории, и никто не призывает каяться о взятии Бастилии. Так независимо от нашего желания и 1917 год в русской истории — точка цивилизационного поворота, в том числе и для литературы. Нельзя выбросить мощную и разнообразную литературу этого периода. Как отделить советское от несоветского в литературе? Писателя следует оценивать не по его политическим симпатиям, а по его реальному вкладу в словесность. В поэзии XIX в. было несколько гигантов — Пушкин, Лермонтов, Некрасов. Русская поэзия XX в. отмечена гораздо большим богатством интонаций, тем, это время неслыханного разнообразия манер — от Блока до Бродского, включая военное поколение — Межирова, Слуцкого, Самойлова… Мы еще не осмыслили это богатство, только подходим к нему как к целостному явлению.

В XIX веке в России литература приняла функции всех областей гуманитарного знания: она была парламентом, областью философских прений, дискуссий. Говорили: «Скажи мне, какой журнал ты читаешь, и я скажу, кто ты». В советский период это сохранилось, пространством всех интеллектуальных процессов были журналы: «Октябрь» и «Новый мир» были центрами притяжения.

Музей в России — больше, чем музей. Роль музея чрезвычайно велика, сейчас происходит оживление музейного дела, переход от мертвого хрестоматийного выставления предметов к их оживлению и осмыслению. И. Л. Волгин отметил важность проблем, затронутых выставкой «Квартирный вопрос": это не просто бытовой вопрос, это условия творчества. Достоевский не имел своего угла, жил на съемных квартирах, у Пушкина не было своего дома в Петербурге — у Толстого было имение, и из этого происходит разное миросозерцание. Существует, однако, разрыв между усилиями гуманитарного сообщества и очевидной деградацией аудитории. Должен быть не единственный канал «Культура» — культурное гетто, а все федеральные каналы должны быть каналами культуры. Культура должна пронизывать все действия сверху и донизу.

Выставочный бум. Почему жанр временной выставки так важен?

Н. Ю. Самойленко отметила, что музей не равен урокам литературы, он своими методами знакомит людей разных поколений с образом русской литературы. Выставка «Квартирный вопрос» провоцирует на размышления о судьбе Гослитмузея: когда появится постоянная экспозиция, какой она будет? Материал, который хранит Гослитмузей, крайне хрупкий. Музейщики хотят знакомить людей с подлинными предметами, с настоящим, когда всё вокруг заполонили гаджеты и виртуальная реальность. Жанр выставки спасителен, поскольку наиболее ценные предметы не могут экспонироваться постоянно, как масляная живопись и мраморные скульптуры — бумага хрупка. Выставочные проекты серьезны и важны, хотя, к сожалению, кратковременны, эфемерны, не могут длиться более трех-четырех месяцев. «Квартирный вопрос» — одна из самых удачных выставок последних лет, предлагающая современным людям понять литературный процесс как явление. Как меняется способ восприятия литературы от века к веку, что в содержании памятников литературы видели современники и что видим мы, как меняется само содержание? Важную роль для становления образа музея также сыграл юбилейный проект 2014 года «Воспоминание о будущем": на чужой площадке Гослитмузей представил выставку о том, каким он мечтает быть. Сейчас, когда мы переживаем не только музейный, но и выставочный бум во всем мире, эта актуализация наследия через выставочные проекты становится самым важным делом музея.

И Гослитмузей, и Ленинская библиотека появились после 1917 года, они — продукты Революции. После Революции возник вопрос, что делать дальше с Румянцевским музеем — развивать его или, отказавшись от большей части предметов, превратить в библиотеку? Так возникла Ленинка. Один из главных проектов Российской государственной библиотеки в этом году посвящен судьбе Румянцевского музея в 1917 году.

Музейная практика

Э. Д. Орлов продолжил разговор об актуальных задачах. Как по-новому показать историю литературы? Можно положить книгу и фотографию — подлинные, но что они расскажут без правильного антуража, света, пространства?

Есть пласты истории литературы, которые особо никогда и не поднимали музейными средствами, хотя о них написаны филологические и исторические исследования. Текст дает многое, но именно музей может дать многомерное представление о быте и бытии, для знакомства с подлинной историей необходимо обращаться к музейным и архивным методам.

Маргарита Голубева

Возврат к списку