Сохраняем прошлое — создаем будущее

Государственный литературный музей

Музейные
отделы

 

  1.  Главная
  2.  Новости
  3.  ГЛМ и другие
  4.  Киномиф о Чехове

Киномиф о Чехове

20 Мая 2016 г.

Отдел: Дом-музей А.П. Чехова

17 мая 2016 года в большом зале Дома кино в Москве состоялись эксклюзивный показ и обсуждение фильма французского режиссёра Рене Фере «Антон Чехов. 1890» (2015) для членов Союза кинематографистов России. Вопреки традиции показ предваряли не слова членов съёмочной группы или кинопрокатчиков, а экспертное мнение заместителя директора Государственного литературного музея по научной работе Эрнеста Орлова, руководителя московского Дома-музея А.П. Чехова. В своём выступлении он рассказал о биографии ушедшего из жизни в прошлом году режиссёра и о мифологизации образа Чехова и его семьи в этой картине:

«Знакомство с Чеховым для Фере началось с театра: пятнадцатилетним он играл в любительских постановках чеховских водевилей «Медведь» и «Предложение». Фильм, как и все прочие («История Поля» (Histoire de Paul), «Сестра Моцарта» (Nannerl, la soeur de Mozart), «Следующий фильм» (Le prochain film)), согласно мнению кинокритиков, прежде всего связан с биографией самого режиссёра, а уже в последнюю очередь с героем фильма. Личный интерес, то, что «зацепило» режиссёра и автора сценария в биографии писателя, очень хорошо просматривается в сюжетной канве картины: смерть брата Чехова Николая — ранняя смерть старшего брата Фере, тоже Рене, умершего в 4 года, а также смерть отца, после чего Рене много недель провёл в психиатрической больнице, решив затем отказаться от актёрской стези и стать кинорежиссёром.

Работа всей семьи на имя Антона (что не соответствует действительности) соотносима со сложившимся кинопроизводством семейства Фере (жена — продюсер и режиссёр монтажа, дочери — актрисы). И даже ранняя смерть Чехова связывается Фере с его собственными размышлениями о неминуемом.

Хронологические рамки представленного действия очень размыты. Это не только заявленный в названии наиболее драматичный в чеховской биографии 1890 год, когда он отправляется на остров Сахалин, чтобы изучать быт каторжников, а 12 лет: с 1884 до 1896.. Практически всё представленное на экране является лишь искривлённым отражением фактов биографии А.П. Чехова, а иногда и вовсе вымыслом.

Есть в фильме примечательный эпизод: Николай Чехов демонстрирует брату его портрет, на котором изображён короткостриженый молодой человек. Изображённый на портрете имеет мало общего с Николя Жиро (исполнителем роли Чехова), ещё менее похож изображённый на полотне на Чехова. По сути, и фильм Фере является таким странным портретом: не Чехова, не его самого — а кого-то третьего.

Значительное место в фильме отведено медицинским занятиям Чехова, но его врачебная практика является каким-то «пристяжным» элементом в сюжете, делом, мешающим зарабатыванию копеек. Единственная связь медицины и творчества в фильме — якобы реальный разговор с мальчиком-пациентом о вреде курения, ставший основой рассказа «Дома» (1886).

Этот принцип «списывания с жизни», к сожалению, проходит красной нитью через весь фильм. По признанию Фере, его поразила та удивительная лёгкость, с которой Чехов писал. Однако лёгкость эта мнимая. И даже если чисто физически рассказ мог быть записан за несколько часов, то кто знает, сколько времени заняла предварительная работа, когда сложились все его элементы из массы увиденного, услышанного и прочувствованного?

В том-то и дело, что во второй половине 1880-х годов, понимая, что «всё вокруг сюжет», Чехов не списывает с жизни, а изображает её. Неоднократно принципы художественного творчества он будет излагать в письмах к брату Александру: «…кому интересно знать мою и твою жизнь, мои и твои мысли? Людям давай людей, а не самого себя» (П., 3, 210).

Сцены, освещающие путешествие на Сахалин, которые должны были стать кульминационными, таковыми не стали. И даже не то страшно, что сахалинские сцены снимали в Норвегии, а то, что импульсом к поездке становится якобы нереализованная мечта Николая о таком путешествии. Ни слова, ни кадра о тяжелейшем пути на «каторжный остров» — три-четыре сцены с заключёнными. И всё.

Есть в этой киноленте замечательный вымышленный эпизод. Он, пожалуй, оказывается наиболее достоверным в актёрском плане. Речь идёт о встрече Чехова с учительницей Анной (её роль исполняет дочь Фере – Мари). Это эпизодическая, но вполне законченная актёрская работа.

Фильм является любопытной фиксацией современного знания, а вернее, незнания реальных фактов биографии Чехова, свойственного не только россиянам, но и европейцам. Да и русский быт конца XIX века мало знаком режиссёру.

Остаётся надеяться, что российские режиссёры окажутся способными увидеть в подлинных событиях чеховской биографии драматизм и показать нам не припудренную историю собственного семейства, а сложный и противоречивый характер Чехова, его окружение и творческий процесс, чтобы развенчать сложившиеся за столетия стереотипы.

Возврат к списку