Сохраняем прошлое — создаем будущее

Государственный музей истории
российской литературы имени В.И. Даля
(Государственный литературный музей)

Музейные
отделы

 

  1.  Главная
  2.  Новости
  3.  На площадках ГЛМ
  4.  Книжный TALK. Анхель Гутьеррес: «русский испанец»

Книжный TALK. Анхель Гутьеррес: «русский испанец»

28 Августа 2017 г.

Отдел: Дом-музей А.П. Чехова

24 августа в Доме-музее А. П. Чехова прошел вечер из цикла «Книжный TALK», посвященный выходу двухтомника мемуаров Анхеля Гутьерреса «Дневники русского испанца». Издательский дом Академии Жуковского выпустил в свет записи, которые режиссер вел с шестнадцати лет каждый день. О том, что в этих дневниках и какое место в них занимает Антон Павлович Чехов, рассказал сам Анхель Гутьеррес, приехавший в Россию, чтобы отпраздновать своё 85-летие.

За годы своей жизни в России режиссер поставил более 40 спектаклей на ведущих столичных сценах, преподавал в ГИТИСе. Зрителям он запомнился по фильмам «Простой хороший человек», «Гранатовый браслет», «Салют, Мария», «Зеркало». Вынужденный вернуться на родину в 70-х годах, он основал в Мадриде единственный за пределами России театр имени А. П. Чехова, который туристические путеводители окрестили «театром с русской душой». В репертуаре — Пушкин («Моцарт и Сальери»), Горький («Дачники»), Достоевский («Преступление и наказание»), Толстой («Живой труп») и, конечно, Чехов («Чайка», «Вишневый сад», «Дядя Ваня», «Невеста», «Дом с мезонином»). «Я буквально помешан на творчестве Чехова, — признался режиссер. — Принято считать, что он пишет „камерные вещи“, но по своему масштабу и размаху он близок к Гете. Маленький эпизод превращается в космическое явление. У людей нет солидарности, нет слуха, нет братства. Никто никого не слышит». Со спектаклями своего театра по пьесам Чехова Анхель Гутьеррес не раз приезжал в Россию. Его прочтение классических текстов часто отличается от общепринятого. Так шутка-комедия в одном действии «Медведь» становится драмой, Тригорин в его «Чайке» — посредственный писатель, главный злодей в «Вишневом саде» — Петр Трофимов, а Раневская не многим отличается от «патриотов», которые часто и громко признаются с телеэкрана в любви к России. Говоря о творческих планах, 85-летний режиссер признался, что мечтает поставить «непостижимую вещь» Чехова — повесть «Черный монах» и надеется, что хватит энергии и здоровья на Достоевского.

«Дневники русского испанца» — летопись театральной и кинематографической жизни Москвы 1950–1970 годов. Режиссер вспоминает легендарных писателей, актеров, поэтов, режиссеров, с которыми ему посчастливилось работать и дружить: Андрея Тарковского, Анатолия Эфроса, Владимира Максимова, Булата Окуджаву, Александра Галича, Олега Ефремова, Леонида Филатова. Анхель Гутьеррес рассказал, как привел Владмира Высоцкого на Таганку к Любимову: «Высоцкого выгнали за прогулы из Театра Пушкина, Тарковский попросил меня помочь Володе с театром, и я с радостью это сделал. На просмотр Высоцкий пришел с гитарой, что-то прочитал, спросил, можно ли исполнить свои песни. Как только спел, Любимов распорядился немедленно оформить Высоцкого в театр». Он же познакомил его с Мариной Влади в ресторане ВТО, пригласив на вечер Валерия Золотухина и Владимира Высоцкого вместо Николая Сличенко. «Владимир был влюбленный антропос» — вспомнил режиссер вечер знакомства, добавив, что, как и Любимова, Высоцкий сразил Влади своими песнями. «Все эти байки, истории, воспоминания теперь, благодаря Издательскому дому Академии Жуковского, стали доступны всем читателям», — завершил вечер заведующий Домом-музеем А. П. Чехова Эрнест Орлов.

Юлия Глотова

Фото: © Тимур Гольдман

Возврат к списку