Сохраняем прошлое — создаем будущее

Государственный музей истории
российской литературы имени В.И. Даля
(Государственный литературный музей)

Музейные
отделы

 

  1.  Главная
  2.  Новости
  3.  На площадках ГЛМ
  4.  Искусство после революции. Лекция Глеба Напреенко

Искусство после революции. Лекция Глеба Напреенко

20 апреля в рамках спецпрограммы к выставке «Двенадцать. Русские писатели как зеркало революции 1917 года» прошла лекция «Искусство и революция: что изменил 1917 год?». Художественный критик, историк искусства Глеб Напреенко рассказал о том, как и почему после революции функции и задачи искусства подверглись переосмыслению.

На революцию как на некоторый процесс художники по-разному спроецировали свои ожидания, человеческие желания и сомнения. Чтобы слушатели могли лучше понять и осознать масштабы перемен, лектор обозначил основные особенности, пункты и координаты старого, дореволюционного искусства.

В ответ на стремительный рост городов — симпатия к более естественному деревенскому образу жизни, освоение народных искусств (Наталья Гончарова) и примитивизм (Михаил Ларионов). Реакцией на развитие индустрии и техники становится футуризм, демонстративная ирония Казимира Малевича. Еще до революции происходит открытие и освоение абстракции, нового языка, который обнуляет все сказанное раньше. Не могла не повлиять на искусство Первая мировая война, которая сначала была воспринята как развязка неразрешимого кризиса, но очень скоро — как вселенская трагедия (Алексей Крученых, Ольга Розанова «Вселенская война»), апокалиптический конец (Наталья Гончарова, серия «Мистические образы войны»). Эта «метафорика вселенской перемены мироздания» переходит и в послереволюционное искусство, трансформируясь в «победу над старым солнцем» (барельеф на Кремлевской стене «Павшим в борьбе за мир и братство народов» работы Сергея Коненкова). Новое государство, стремясь легитимировать и закрепить себя, привлекает художников «на фронт искусств». Возникают органы государственной власти и организации, контролирующие художников и покровительствующие им: Наркомпрос, Пролеткульт.

При стремлении к структурированию искусства со стороны власти — внутренний запал, инициатива самих художников, взбудораженных «музыкой революции». Добровольно и искренне художники принимают участие в пропагандистских проектах («Окна сатиры РОСТА», ленинский план по созданию новых монументов взамен памятникам царям). Художники выходят за границу холста и осваивают новые пространства, город становится «единым творческим делом»: супрематические фигуры появляются на фасадах домов (Эль Лисицкий), расписные агитпоезда (поезд «Красный Восток»). Новое поколение авангардных художников настроено прагматично, ведь то, что раньше было возможно лишь в качестве «лабораторных опытов», теперь, при условии сотрудничества с властью, вполне может быть воплощено в реальность (текстильные проекты Варвары Степановой, расцвет конструктивизма). Отказываясь от искусства ради искусства, архитекторы-конструктивисты придерживаются идеологии утилитаризма, «производственного искусства»: новое здание должно быть функционально и интерактивно (Александр Родченко «Рабочий клуб»). Человек новой эпохи должен жить в доме-коммуне (знаменитый дом на улице Орджоникидзе по проекту Ивана Николаева) или городе-саде («поселок художников» на Соколе). Меняется и отношение к человеческому телу: организм должен работать как машина, быть полностью подчиненным разуму (театральная биомеханика Мейерхольда, разработки Центрального института труда). А если тело — механизм, то и еда — всего лишь топливо, снимается всякий флёр загадочности с потребления (серия плакатов для Моссельпрома Александра Родченко и Владимира Маяковского).

Постепенно сложность уходит, и на плакатах первой пятилетки представлен уже четкий, точный образ советского человека (партия уже не задает вопросов, а дает ответы, демонстрирует, как должно быть). Устанавливается социальный реализм, единственный возможный художественный метод искусства, который требует от художника только «правдивое, исторически-конкретное изображение действительности в её революционном развитии».

Юлия Глотова

Возврат к списку