Сохраняем прошлое — создаем будущее

Государственный литературный музей

Музейные
отделы

 

  1.  Главная
  2.  История экспоната

Шкатулка В.П. Тургеневой

(бронза, перламутр)

О красивой перламутровой шкатулке для драгоценностей, или о «ларце» (так она названа женой последнего владельца, хотя это, скорее, ларчик), принадлежавшей матери Тургенева Варваре Петровне, известно лишь одно: она была подарена ею своей воспитаннице В.Н. Житовой и передана в Литературный музей внуком Житовой, Но шкатулка оказалась поистине волшебной – настоящие драгоценности, когда-то в ней хранившиеся, словно не исчезли, а превратились в драгоценнейшие воспоминания не только об её владелицах, но и о великом сыне Варвары Петровны Иване Тургеневе.

Прежде всего, вспомним о других шкатулках, фигурирующих в жизни и произведениях Тургенева. Мать писателя дорожила вещами, особенно фамильными, любила «игрушечки и всякие разности по-английски». В одном из писем к сыну она интересуется судьбой дорогих ей пропаж: «А что шкатулка отцова, чернильница, образ, благословение моё, не отыскались, а? Нельзя ли с помощию денег… Я бы не пожалела ничего. Надо же иметь что-либо святое и заветное».

Ещё две шкатулки связаны с роковыми событиями в жизни Варвары Петровны и её сыновей – Николая и Ивана: они упоминаются Житовой и Тургеневым в связи с пожарами, случившимися с интервалом всего лишь в год, в 1838 и 1839 гг. Житова в своих мемуарах упоминает и дорожную шкатулку, куда Варвара Петровна «собственноручно укладывала» портрет молодого Тургенева, а возможно, и наш перламутровый ларчик.

Итак, три шкатулки остались в воспоминаниях и сами хранят память о своём содержимом и драматических событиях. О четвёртой нет никаких сведений, зато она сохранилась в реальности и ею можно полюбоваться – перламутровая поверхность так и переливается, словно освещая своим сиянием тёмный образ Варвары Петровны Тургеневой. Между прочим, ларчик сделан в виде гробика, и хотя такая форма не исключение среди шкатулок, это приобретает особый зловещий смысл применительно к Варваре Петровне, женщине умной и даровитой, несчастной и любящей матери, страдающей и оскорблённой жене и одновременно жестокой, безжалостной даже к собственным детям, не знающей удержу в своем самоуправстве.

Кроме шкатулки музею достались от её последнего владельца два портрета: миниатюра Житовой в младенчестве и юношеский портрет Тургенева работы К. Горбунова. Так что эти три вещи не просто неразделимы как семейные реликвии, долгое время не разлучавшиеся и передававшиеся по наследству, но и как источник связанных между собою историй и воспоминаний. Нерасторжимая связь между реликвиями раскрывается в мемуарах В.Н. Житовой о семье Тургеневых.