Сохраняем прошлое — создаем будущее

Государственный литературный музей

Музейные
отделы

 

  1.  Главная
  2.  История экспоната

Детский портрет В.Н. Житовой, воспитанницы В.П. Тургеневой

(Неизвестный художник. 1830-е. Миниатюра на кости)

В 1833 году, в тяжёлую пору разлада с красавцем-мужем, всецело поглощённым своими любовными делами, В.П. Тургенева, мать писателя, уезжает за границу в сопровождении молодого домашнего врача А.Е.Берса (будущего отца С.А. Толстой, жены Л. Толстого), откуда возвращается год спустя, уже не застав Сергея Николаевича в живых. С собой она привезла младенца – девочку, оставив у себя в доме в качестве воспитанницы. Долгое время бытовала версия (её придерживались далеко не все исследователи), что Варенька Богданович-Лутовинова (в замужестве Житова) была внебрачной дочерью Варвары Петровны и Берса, рождённой якобы в отместку за неверность мужа. По последней убедительной версии, Богданович-Лутовинова – дочь отца Тургенева и княжны Е. Шаховской. Эта версия принадлежит Е.М. Огняновой-Грибковой (сотруднице Музея Тургенева, филиала ГМП, проработавшей много лет в ГЛМ), и изложена ею в «Очерках о жизни Варвары Николаевны Житовой». Они напечатаны вместе с переизданными мемуарами В.Н. Житовой «Воспоминания о семье И.С. Тургенева» (М., 2016), считающимися самыми достоверными. По обеим версиям, Житова – единоутробная или единокровная сестра писателя.

Варвара Петровна любила и сверх меры баловала девочку, и не тиранила её, как своих сыновей.

«Он очень любил меня, – вспоминает об Иване Сергеевиче Житова, – играл со мной, бегал по огромной зале, носил меня на руках, и сам еще был так юн, что не прочь был, не ради одной моей забавы, но и для собственного своего удовольствия, и бегать и школьничать.<…>

При этом мы оба заливались таким громким смехом, что представление наше часто обращало на себя внимание Варвары Петровны, выходившей нас унимать. <…>

Мы умолкали, и в мое утешение Иван Сергеевич сажал меня к себе на плечо и торжественно носил меня по комнате.

Всё это происходило в то время, когда Иван Сергеевич был совсем юноша. Тогда он еще смеялся тем беззаботным, раскатистым смехом счастливого человека, и смех его был иногда так громок, что мать весьма строго и серьезно останавливала его: «Mais cessez donc, Jean, c’est même mauvais genre de rire ainsi. Qu’est ce que ce rire bourgeois!» [Перестань же Иван, даже неприлично так хохотать. Что за мещанский смех!]» (В.Н. Житова. Воспоминания о семье И.С.Тургенева).

Миниатюра, как и другие тургеневские реликвии (юношеский портрет Тургенева и шкатулка его матери), поступила от внука Житовой Л.М. Змиева.