Сохраняем прошлое — создаем будущее

Государственный литературный музей

Музейные
отделы

 

  1.  Главная
  2.  История экспоната

Портрет Элли Джонс

Фотоаппарат Пришвина

Крутолобая барышня с правильными чертами лица, подчеркнутыми фигурной линией собранных на затылке волос, напряженно и строго смотрит в сторону, едва ли получая удовольствие от того, что ее рисуют. Под портретом подпись и не совсем точный комментарий автора, Давида Бурлюка, называющий имя женщины, дату и место события, а также причастность – по эту сторону листа – к ним Маяковского.

Итак, миссис Элли Джонс (Елизавета Петровна Зиберт), осень 1925 года, кемп «Нит Гедайге», с Маяковским.

Двадцатилетняя Элли Джонс познакомилась с поэтом на исходе лета 1925 года на вечеринке, устроенной его американскими друзьями и поклонниками. С первой же встречи они почти не расставались – до самого отъезда Маяковского из Нью-Йорка в конце октября. Проводив корабль и вернувшись домой, вспоминала Элли, она хотела «броситься на кровать и рыдать», но это оказалось невозможно: «кровать была устлана цветами – незабудками». Так Маяковский попрощался с ней…

Это был красивый роман и портреты Элли, которые делали с нее Бурлюк и Маяковский, напоминают ситуацию четырнадцатого года в Одессе, когда их общей моделью была Мария Денисова, будущая героиня «Облака в штанах». Кстати, «моей души незабудки» – оттуда.

За все время общения рисунков – шутливых и серьезных – было сделано несколько. Три из них хранятся у дочери Маяковского и Элли Джонс в Нью-Йорке, один – в нашем музее.